?

Log in

No account? Create an account

lytkin_pavel

Аналитика и факты

Previous Entry Share Flag Next Entry
О восстании в Эквадоре и ползучей либерализации Иуды Морено
звезда
lytkin_pavel

Разбираем по полочкам события в Эквадоре вызвавшие массовые протесты против неолиберальных реформ правительства Морено и МВФ. На носу выборы в Аргентине и Уругвае. Массовые антиправительственные выступления в Эквадоре, как бы ни старались их замолчать СМИ крупного капитала и империалистических правительств, привлекли к этой стране внимание всего мира. Между тем, мало кто из обозревателей имеет представление о внутренних и внешних причинах данного кризиса.

О сложной политической обстановке внутри Эквадора, сложившейся к моменту отставки Рафаэля Корреа, о витиеватом пути к вершинам власти его последователя Ленин Морено, о народном восстании против капитуляции правительства страны перед диктатом МВФ и о важности событий в Эквадоре для судьбы всего латиноамериканского региона рассказывает Александр Владимирович Харламенко, заведующий группой архива и информационного обеспечения Центра политических исследований Института Латинской Америки РАН. В дополнение к рассказу о латиноамериканских событиях А.В. Харламенко сделал обзор ситуации вокруг событий в Барселоне.

О событиях в Латинской Америке

Я хотел бы начать с последних событий на близком нам континенте – Южной Америки, где происходят наиболее жесткие и решительные столкновения между противостоящими классовыми силами. Ибо объективно этот так.

Самое острое в последние дни происходило в Республики Эквадор. Я думаю все знают, что в конце прошлого месяца президент Ленин Морено, после нескольких раундов переговоров с Международным Валютным Фондом (МВФ), принял ультимативное требование – предоставления более чем четырех миллиардного займа. Но, поскольку бесплатный сыр бывает только в мышеловке, за это Эквадор, как и другие получатели займов от этой международной финансовой организации, должен был сократить государственные расходы, как это официально именуется. А реально резко усилить степень эксплуатации трудящегося большинства. Особенно на фоне тех социальных достижений которые эквадорские трудящиеся получили в результате гражданской революции последних десяти лет.

Главное требование которое уже было выполнено с 1 октября и вызвало социальный взрыв это повышение цен на горючее, в связи с отменой субсидий. Но кроме того, пакет МВФ предусматривал меры против государственного сектора – означающее массовые увольнения, сокращение вдвое оплачиваемого отпуска работникам государственного сектора. Ряд других мер составлявших пакет и сама эта акция получила по-испански и название «Paquetazo».

В связи с этим с 3 октября начались массовые протесты, где совместно выступили силы которые раньше противостояли друг другу. Главное и наиболее очевидная, по всем информационным сообщением, сила – это Конфедерация Индейских национальностей Эквадора (исп. La Confederación de Nacionalidades Indígenas del Ecuador), которая в прошлом участвовала в аналогичных уличных протестах, перераставших в вооруженные восстания.

В начале 2000-х годов, когда при таких обстоятельствах были свергнуты поочередно три или четыре президента неолиберала и, именно после этого, победил на президентских выборах 2006 года Рафаэль Корреа. Но в дальнейшем этаже Конфедерация Индейских национальностей перешла к нему в оппозицию сочтя, что правительство Корреа недостаточно учитывает интересы коренного населения. И видимо, учитывая неоднородность этого правительства, куда входил тот же Ленин Морено и другие представители правого крыла, наверное для этого были основания. Но, тем не менее, те протесты, которые в то время проводили или пытались проводить члены этой организации способствовали падению правительства Корреа и резкому сдвигу стороны вправо. Вольно или невольно...

Но кроме них к протестам присоединились и сторонники самого Корреа, которые вышли или были исключены из бывшей правящей партии, – захваченной правыми – которая имеет аббревиатуру PAIS – Страна. Полностью PAIS расшифровывается, как «Гордая и Суверенная Родина», но увы теперь уже это название не отражает ее сущности. Вышедшая из нее левые и левоцентристы пытались образовать движение гражданской революции, но это движения не было зарегистрировано, был допущен акт произвола со стороны новых властей, и сейчас действует «Движение социальное обязательства за гражданскую революцию» (исп. Movimiento Fuerza Compromiso Social). Видимо на полу легальном положении и незарегистрированное. Но оно рассчитывало на хорошие результаты на предстоящих выборах, особенно местных. Однако теперь подвергается самым жестким репрессиям в ходе этих протистов.

Судя по всему дело не ограничивается полицейским насилием. Весь мир обошли устрашающие кадры того, как полиция сбрасывает протестующих с моста в реку. По неполным данным минимум 8 человек убито, 1192 ресторана. Но страна оказалась по сути на грани военного переворота. Очень похоже на то что было еще в 2010 году, когда 30 сентября произошла попытка переворота. Если бы она удалась, то пост президента занял бы именно Ленин Морено, как занимавший тогда пост вице-президента. Характерно, что переворот начался с выступления полиции, которая до Морено просто содержалось посольством Соединенных Штатов. [Полиция] Вполне официально получала субсидии от великого северного соседа.

Не удивительно и [то] какой там кадровый состав, и каково отношение этого состава к своему народу. Отсюда такая жестокость проявлявшаяся полицией и при Корреа, которому не удалось очистить этот корпус достаточно от своих врагов, и, тем более, теперь когда руки у них развязаны. Но, кроме того, за спиной полиции, как это часто бывало в истории Латинской Америки, стояли реакционные генералы. По многим признакам, еще тогда – 30 сентября 2010 года – страна находилась на грани военного переворота или военно-гражданского, может быть, – с тем же Морено во главе хунты.

Тогда это было сорвано в результате вмешательства организации Unión de Naciones Suramericanas (UNASUR) – Союз южноамериканских наций, созданный по инициативе Уго Чавеса и президента Аргентины Нестора Киршнера (оба вскоре скончались при весьма подозрительных обстоятельствах). Тем не менее, тогда в сентябре 2010 года, в последний день сентября, вмешательство этой организации выстреливший, как действующая система международной безопасности Южной Америки – ни в первый и ни в последний раз воспрепятствовала перевороту.
И теперь были признаки – в эти 11 дней силового противостояния – очень настораживающие тех, особенно, кто помнит, что предшествовало пиночетовскому перевороту в Чили в сентябре 1973 года, очень было похоже. Как и тогда – военные не только занимали, но и разрушали, громили оппозиционные СМИ, и фактически заставили их замолчать. Как и тогда – они стреляли боевыми патронами по гражданам, которые пытались пройти в Кито, чтобы оказать солидарную поддержку протестующим. Все было очень похоже на такие вот акты военного насилия над народом, которые предшествовали многим такого рода реакционным переворотом.


На сей раз кажется пока без этого обошлось. Трудно все-таки перейти рубикон, поскольку в устав Организации Американских государств (ОАГ) и других региональных структур, с 11 сентября 2001 года, что небезынтересно, записаны обязательства санкций, вплоть до военных, против любой неконституционной смены власти. То есть военный переворот, наряду с вооруженной революцией, поставлен вне закона и создать прецедент нарушение этого, видимо, пока реакция не решается – особенно учитывая то противостояние между президентом и Конгрессом, которое снова имеет место в Вашингтоне, – это мое предположение.

Есть еще один очень настораживающий признак – это интернационализация конфликта. Сразу же вначале протестов, Ленин Морено обвинил в их организации Венесуэлу. [Он] тут же был поддержен тем блоком правых режимов, которые с января этого года, да и уже и до этого, выступали против законной власти Венесуэлы, и это уже ставило регион на грань международной конфронтации, естественно с участием великого северного соседа. При том, что нет уже той международной системы безопасности, которая худо ли, хорошо ли от этого страховала. Эквадор вышел из UNASUR, как и следовало ожидать при Морено. Вышел из объединения ALBA. Выходит – теперь это правда не латиноамериканская организация, но тоже серьезная сила – из Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), – с 1 января, это было объявлено накануне протестов, и видимо бы тоже входила, как я полагаю, в требования МВФ и если неофициальные то тайные.

Опасность была реальна. В принципе мы можем только одобрить то что начались переговоры. Пока нет данных об их результатах. Они буквально сегодня [16 октября 2019 года] должны были пройти между Конфедерацией Индейских народностей и правительством. Перед этим Морено выполнил главное требование Конфедерации – отменил свой указ. До этого он громогласно заявлял, что никогда его не отменит, что будет все до буквы выполнять. Но теперь это требование выполнено и будет теперь обсуждаться планирование бюджета, по каким статьям его расходовать. Так, по крайней мере, объявлено.

Хотя худшего не произошло, но особого оптимизма пока лично у меня не возникает. Во-первых, по причине политической неоднородности и неопределенности самой этой Конфедерации – о чем я уже говорил. И, во-вторых, потому, что режим явно начал проводить политику – разделяй и властвуй. [Режим] пытается отсечь левые силы от Конфедерации Индейских народностей. В связи с этим жестким полицейским репрессиям подвергается «Движение за гражданскую революцию»: арестована Паула Побон – префект провинции Пичинча, вынуждена была искать убежище за рубежом Габриела Риводенейро – бывший председатель Национальной Ассамблеи Эквадора при Корреа и первое время после него. Еще раньше получил убежище в Мексике бывший министр иностранных дел страны.

Если эта репрессивная линия будет продолжаться и дальше, то ползучий переворот не исключен. Теперь, когда он не выльется немедленно в кровавую баню с многотысячными жертвами? Когда протестующие индейцы – в первую очередь – покинули Кито, вернулись по домам, ожидая выполнение своих требований и переговоров со своими лидерами, не исключен вариант, который в прошлом – в том же 1973 году – в Уругвае сравнивали с гарротой (средневековым орудием казни испанской инквизиции – медленного удушения). Таким образом, бдительность со стороны и эквадорских наших друзей, и их зарубежных товарищей остается необходимой.

Со дня на день ожидается решение по другому вопросу, которые уже много месяцев находятся в центре внимания не только прогрессивной Латинской Америки, но и других стран – многие поднимают этот вопрос и в Западной Европе, и Соединенных Штатах – я имею в виду дело экс-президента Бразилии Луиса Инасиу да Силва Лулы. Как известно – он брошен за решетку.

При повторном рассмотрении дела ему увеличили срок. Раньше во многих странах это вообще не полагалось делать. В частности, по советскому законодательству, в случае апелляции. Но, так или иначе, по якобы коррупционным обвинениям: которые смехотворный. Речь там идет о строительстве какого-то дачного дома, который по документам не принадлежит ни ему, ни членам его семьи. Практически любому бразильскому буржуазную политику можно предъявить сходу требования на несколько порядков превышающие эти. Но, в общем, возникает резонный вопрос: а судьи кто? И возникает он даже у «Ордена Адвоката Бразилии», есть там такая организация, которая подала апелляцию на этот приговор. Всего подано 3 апелляции в Верховный Федеральный суд Бразилии, который откладывал рассмотрение этого дела. Но буквально сегодня или завтра должен наконец вынести свой вердикт. Речь идет о том, что пока, как минимум, чтобы освободить Луну из заключения (пока дело его будет и дальше пересматриваться в этой инстанции).

Надо сказать, что организаторы судилища сами постарались опередить события и внесли свой проект предоставления Луле статуса частичной свободы. То есть, он сможет выйти из тюрьмы, но не сможет участвовать ни в каких общественно-политических мероприятиях. Не говоря уже о праве баллотироваться на выборах пока дело не будет пересмотрено. А пересматриваться она может до второго пришествия... С их точки зрения.

Неудивительно что сам Лула заявлял, что он покинет тюрьму только полностью оправданным. Посмотрим как дальше будут развиваться события. Я думаю, это будет зависеть не только от ситуации в Бразилии, но и от того, как и какой оборот примут событий в регионе в целом.

Ближайшее воскресенье [20 октября 2019 года] чрезвычайно важные выборы в Боливии. Я бы предпочел говорить и о них подробнее по итогам первого тура. Наши боливийские друзья рассчитывают на победу уже в первом туре. Это будет действительно крупная победа, но надо, тем не менее, дождаться 21 октября. А через неделю после этого, еще спустя лекцию, нам предстоит обсуждать итоги выборов двух других странах: Аргентине и Уругвае. Где также вопрос стоит серьезно – либо лево-центристский «Широкий фронт» Уругвая сохранит власть, а сторонники Кристины Фернандес – экс-президента покойного Нестора Киршнера – в Аргентине ее вернут, либо продолжится в Аргентине и захватит Уругвай курс неолиберальной реставрации. Грозящий, как мы видим на примере Эквадора, теперь вернуть Латинскую Америку в худшем случае, может быть, в эпоху военных диктатур. Ставки высоки, борьба серьезна. Пожелаем нашим латиноамериканским товарищам победы.

А.В. Харламенко







promo lytkin_pavel july 27, 2016 21:05 15
Buy for 40 tokens
Какое-то время капитализм на территории СССР ещё просуществует. Не знаю сколько, но едва-ли слишком долго. Но не об этом хотелось бы говорить в предложенном материале, а об экономике СССР, точнее о структуре советского экспорта. На следующий день встанет вопрос – как нам жить? Как…