?

Log in

No account? Create an account

lytkin_pavel

Аналитика и факты

Previous Entry Share Flag Next Entry
Силуанов: Российские бизнесмены не инвестируют в национальную экономику потому, что боятся Россию
звезда
lytkin_pavel

Российские компании накопили на банковских депозитах и счетах около 30 трлн руб., которые они отказываются инвестировать из-за страха перед государством. Об этом заявил в пятницу первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов в ходе лекции в Финансовом университете при правительстве РФ.

«Деньги есть: на счетах предприятий скопилось около 30 трлн рублей, но они не работают, не идут в экономику, потому что есть определенные риски, боязнь, которая превалирует сегодня над теми уровнями доходности, которую можно получить от вложения этих средств. Поэтому наша сейчас задача - сделать все, чтобы бизнесу было комфортно», - цитирует ТАСС Силуанова.

По данным Центробанка на 1 января 2019 года, на корпоративных счетах и банковских депозитах компаний хранилось 27,2 трлн руб.
Низкий уровень инвестиций — один из основных сдерживающих факторов экономического роста, подчеркнул Силуанов. «Чтобы обеспечить темпы роста не ниже 3%, как мы себе поставили задачу, объем инвестиций должен быть увеличен не менее чем до 25% ВВП. Сегодня этот показатель — 20,6%», — отметил он.

В странах, которым удалось осуществить экономический прорыв, инвестиции составляют от 30% ВВП и выше, указал он. Так, по его словам, в Сингапуре объем инвестиций составляет 42% ВВП, в Японии в 1980-х годах он был на уровне 33%, в Корее в 1993 году — 37%.
Минэкономразвития прогнозирует, что в 2019 году рост ВВП составит 1,3%. В 2020 году в базовом сценарии ведомство ожидает 1,7% роста с последующим ускорением экономики до 3,1% в 2021-м и 3,2% в 2022 году.


«Вопрос в доверии к институтам, в доверии между бизнесом и государством. Основная задача правительства - мы над ней ежедневно, ежечасно работаем - это сделать так, чтобы бизнес поверил тем решениям, которые готовит правительство, поверил тем устремлениям правительства, и начал использовать свои ресурсы для вложения в экономику», — цитирует РБК Силуанова.

Он напомнил, что в четверг, 10 октября, правительство одобрило внесенный Минфином законопроект о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК). Как пояснял ранее Силуанов, законопроект гарантирует стабильность и неизменность ключевых параметров законодательства, которые влияют на инвестиции и новые капиталовложения. Документ будет доработан в течение двух недель и внесен в Госдуму. Ожидается, что он будет принят в осеннюю сессию и вступит в силу уже со следующего года.

Из-за недоверия к институтам россияне не стремятся заниматься бизнесом, отметил Силуанов. Он вновь привел в пример Сингапур, где каждый десятый трудоспособный житель имеет свой бизнес или пытался начать свой проект. «У нас только 2–3% хотят заниматься бизнесом», — добавил он.

Первый вице-премьер посоветовал студентам Финансового университета попробовать открыть свое дело, пока они учатся. «Вы почувствуете свои возможности, кайф от того, что у вас получается, что вы добиваетесь роста выручки», — пояснил он.

Компании не инвестируют не потому, что сейчас хорошие ставки по депозитам и они копят. У компаний нет цели накапливать, у них есть цель развиваться, говорит экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Софья Донец.

«Однако для развития и инвестиций должен быть благоприятный бизнес-климат, уверенность в завтрашнем дне, уверенность в спросе. В каком-то смысле это две стороны одной медали — кто должен первым вырасти: инвестиции, чтобы был рост, или уверенность в том, что рост будет, чтобы начать инвестиции», — сказала она.

По словам Донец, в России, с одной стороны, есть прогресс в рейтинге Doing Business, а с другой — «политические риски, случай с Baring Vostok, который бизнес-сообщество трактует очень негативно».

По данным журнала Forbes, основные положения закона СЗПК сводятся к правилу о трехлетней отсрочке на вступление всех законов, которые ухудшают правила ведения бизнеса.

Однако за его нарушение не предусмотрены санкции, бизнес не сможет потребовать компенсации за ухудшение условий. Компании, чьи инвестпроекты будут достаточно крупными, смогут заключить с государством соглашение и получить право на компенсацию, если условия все же ухудшатся, например, если правительство увеличит налоги.

Заключить такое соглашение смогут не все, а те, кто вложит в проекты не менее определенной суммы. Ее размер зависит от сути проекта. Например, для проектов в социальной сфере минимальная сумма вложений определена в 250 млн рублей при общей стоимости проекта не менее 1 млрд рублей. Для проектов в цифровой экономике, сельском хозяйстве, обрабатывающей промышленности планка собственных инвестиций составляет 1,5 млрд рублей при стоимости проекта от 7 млрд рублей. Для инвестпроектов в иных сферах экономики — это 5 млрд рублей и 25 млрд рублей соответственно.

Соглашение можно будет заключить на срок до шести лет для проектов, в которых объем инвестиций компании меньше 5 млрд рублей, на срок до 15 лет при объеме инвестиций компании от 5 до 10 млрд рублей и на срок до 20 лет — при инвестициях свыше 10 млрд рублей. Соглашение могут продлить еще на шесть лет, если компания реинвестирует доходы (не меньше 1 млрд рублей) от проекта. Регуляторные условия останутся неизменными для заключившей соглашение компании в течение срока этого соглашения, потом новые налоги и сборы распространятся и на нее.

Расторгнуть соглашение можно только в суде. Также компания получит право потребовать от государства изменения условий соглашения, к примеру, если попадет под санкции, мешающие проекту, или если санкции будут введены в отношении России.

Оценки законопроекта среди экспертов и представителей бизнеса разнятся. Так, источник издания в крупной российской компании, участвующей в обсуждениях законопроекта, сказал, что «предложения Минфина дают хоть какие-то гарантии бизнесу»
«Это не комплексная программа и работа по поддержке будущих вложений, а скорее простое распределение инвесторов по новым режимам», — ругает проект партнер «Пионеров ГЧП» Дарья Годунова.

По ее мнению, стабилизационная оговорка — о неизменности условий для бизнеса в течение определенного времени — это не новация. Подобные «особые обстоятельства» действуют в инвестиционных соглашениях, в том числе концессионных и ГЧП. Из-за этого могут возникнуть проблемы. «Это может похоронить в согласованиях без того непростые будущие концессионные и ГЧП проекты, которые регулируются своими отдельными федеральными законами», — поясняет Годунова.

Идея законопроекта хороша, однако нужно учитывать и другие факторы, которые будут мешать реализации инвестпроектов, говорит руководитель аналитических проектов «Эксперт Бизнес-Решения» Вита Спивак.

«В идеальном мире это отличный законопроект, прекрасно, что государство сигнализирует о том, что инвесторам, правда, только крупным, будут помогать. Но нужны и другие вещи, например справедливые суды, защита частной собственности», — поясняет она.
Сам факт того, что для привлечения частных инвестиций нужно создавать отдельный закон, уже наводит на мысли, что с экономикой происходит что-то не то, замечает генеральный директор консалтинговой компании «Вальтер Констракшн» Евгений Вальтер.
«Предполагается, что государство будет ограничивать само себя, но кто в это всерьез поверит?» — иронизирует он. По его мнению, подобные законы имеют адресный характер и улучшению общего инвестклимата не помогают.






promo lytkin_pavel july 27, 2016 21:05 15
Buy for 40 tokens
Какое-то время капитализм на территории СССР ещё просуществует. Не знаю сколько, но едва-ли слишком долго. Но не об этом хотелось бы говорить в предложенном материале, а об экономике СССР, точнее о структуре советского экспорта. На следующий день встанет вопрос – как нам жить? Как…