lytkin_pavel

Аналитика и факты

Previous Entry Share Next Entry
Прохоровка!!!
звезда
lytkin_pavel

...Генерал-фельдмаршал Э. Манштейн решил, не прекращая наступления на Обоянь, сместить острие удара на прохоровское направление и попытаться выйти к нему через реку Псёл. Так как здесь было достигнуто наиболее глубокое вклинение в нашу оборону на участке хутор Ильинский – совхоз «Комсомолец» шириной 12-13 км. Дивизии 2-го танкового корпуса СС вышли к тыловой армейской полосе обороны Воронежского фронта. Однако им не удалось создать сплошной участок прорыва. Вместо этого каждая из них, пробив собственную брешь, пыталась выйти на север в обход обороны 6-й гвардейской и 1-й танковой армий, понеся серьёзные потери от флангового огня нашей артиллерии.

Утром 9 июля после массированных ударов авиации крупные силы пехоты и танков атаковали левый фланг 6-го танкового корпуса, пытались захватить Сырцево и Верхопенье. До 60 танков неоднократно врывались в Верхопенье, но огнем и контратаками советских танковых бригад они отбрасывались назад. Не добившись успеха на этом участке, противник двумя танковыми группами до 200 танков устремился на Кочетовку и Калиновку и прорвал боевые порядки 3-го механизированного и 31-го танкового корпусов.

К вечеру 9 июля 4-я танковая армия уплотнила боевые порядки 2 - го танкового корпуса СС, сократив его полосу наступления вдвое. Из района Шопино-Вислое на прохоровское направление стягивается 3-я дивизия «Мёртвая Голова», а 2-я дивизия «Дас Рейх» сдаёт свой участок до села Лучки включительно и концентрируется в районе Тетеревино –Калининская-Калинин-Ясная Поляна. Таким образом, к концу дня на этом направлении был сосредоточен 2-й танковый корпус СС в полном составе.

Проводилась подготовка и в районе Мелехово для нанесения удара на Прохоровку с юга через Ржавец-Выволзовку. Здесь за 6-й 19-й танковыми дивизиями была сосредоточена 7-я танковая дивизия опергруппы «Кемпф».

Вечером 9 июля командующий 4-й танковой армией генерал-полковник Г. Гот подписал приказ № 5, в котором была определена задача армии на 10 июля. Для 2-го ТК СС в нём ставилась следующая: «2-й ТК разбивает врага юго-западнее Прохоровки и оттесняет его на восток, отвоёвывает высоты по обеим сторонам Псла северо-восточнее Прохоровки».

Именно 10 июля стал днём начала Прохоровского сражения, а не 12 июля, как принято считать ранее.

За пять дней ожесточенных боев враг сумел вклиниться в оборону советских войск на глубину около 35 км. В связи с напряженной обстановкой, создавшейся на белгородско-курском направлении, Воронежский фронт был усилен двумя танковыми корпусами. Один из них (10-й) занял оборону юго-западнее Прохоровки, а другой (2-й) выдвигался в район Беленихино. В ночь на 9 июля 10-й танковый корпус был переброшен на обоянское направление в полосу действий 1-й танковой армии. Для обеспечения правого фланга танковой армии из-под Беленихино в район Меловое был рокирован 5-й гвардейский танковый корпус. В районе Прохоровки к исходу дня сосредоточилась 5-я гвардейская танковая армия, а на армейском рубеже обороны, на участке Обоянь, Прохоровка, развернулась 5-я гвардейская армия.

Эти соединения были переданы Ставкой Воронежскому Фронту из состава Степного фронта ещё 7 июля по просьбе Ватутина и Василевского. В течение нескольких дней они совершили 250 - 300 километровый марш и с утра 11 июля начали выходить в заданные районы. При этом из-за нехватки автотранспорта большая часть стрелковых и воздушно-десантных соединений совершала марш в пешем порядке. Боле того, едва заняв свои рубежи, и начав окапываться 9-я гвардейская воздушно-десантная и 95-я гвардейская стрелковая дивизии 5-й гвардейской армии попали под удар танков и мотопехоты 2-го танкового корпуса СС, прорвавших оборону обескровленных частей 183-й стрелковой дивизии на участке Весёлый, Васильевка, Сторожевое.

После неудачных попыток прорваться к Курску вдоль шоссе на Обоянь немцы решили сделать это восточнее, через Прохоровку. Войска, наступавшие на корочанском направлении, также получили задачу нанести удар на Прохоровку. Можно сделать вывод, что замысел генерал-полковника Г. Гота 12 июля был следующим: после прорыва обороны и выхода дивизий «Мёртвая голова» и «Адольф Гитлер» на линию Карташёвка-Береговое-Прохоровка-Сторожевое они разворачиваются и наносят удар на север в направлении г. Обояни, прикрыв фланги. Одновременно дивизия «Райх» овладевает селом Правороть и наносит удар навстречу наступающему из района села Ржавец 3-му ТК оперативной группы «Кемф». Задача была поставлена не только прорваться к Обояни через Прохоровку, но и встречными ударами 2-го ТК СС и 3-го ТК окружить войска Воронежского фронта в районе Прохоровка-Правороть-Шахово. В результате должна была образоваться брешь в нашей обороне, в которую мог быть введён резервный 24-й ТК вермахта, в это время сосредотачивавшийся под Белгородом.

К осуществлению плана немцы приступили в ночь на 12 июля. В 2.00 до 70 танков прорвались в полосе 69-й армии и захватили сёла Ржавец, Рындинку и Выползовку (28 км юго-восточнее Прохоровки). Возникла угроза выхода противника в тыл 5-й гвардейской танковой армии. Генерал-лейтенант П.А. Ротмистров в 6.00 отдал приказ выдвинуть в район прорыва 11-ю и 12-ю гвардейские мехбригады 5-го гвардейского Зимовниковского мехкорпуса. Из под Обояни выдвигался передовой отряд генерала К.Г. Труфанова в составе 53-го гвардейского отдельного танкового полка, мотоциклетного батальона и нескольких артчастей. В район села Шахово была направлена 26-я гвардейская танковая бригада 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса, с задачей не допустить дальнейшей переправы немцев через реку Липовый Донец и продвижения в глубь наших тылов.

Советское командование, вовремя определив, что в наступлении противника назревает кризис, решило разгромить вклинившиеся в нашу оборону группировки противника на обоянском направлении, утром 12 июля нанести мощный контрудар из района Прохоровки 5-й гвардейской и 5-й гвардейской танковой армиями, а с рубежа Меловое, Орловка — 6-й гвардейской и 1-й танковой армиями в общем направлении на Яковлево. В контрударе должны были участвовать также часть сил 40, 69 и 7-й гвардейской армий. Обеспечение действий советских войск с воздуха возлагалось на основные силы 2-й и 17-й воздушных армий.

Решающая роль в контрударе отводилась 5-й гвардейской танковой армии — командующий генерал П.А. Ротмистров, член Военного совета генерал П.Г. Гришин, начальник штаба генерал В.Н. Баскаков, — в состав которой входили 18-й и 29-й танковые и 5-й гвардейский механизированный корпуса, а также приданные 2-й и 2-й гвардейский танковые корпуса. Армия должна была нанести удар в направлении Прохоровка, Яковлево.

В 8 часов 12 июля после авиационной и артиллерийской подготовки соединения первого эшелона 5-й гвардейской танковой армии перешли в наступление: на правом фланге наступал 18-й, в центре — 29-й и на левом фланге — 2-й гвардейский танковые корпуса. Всего 539 танков и самоходных орудий. В составе армии было 170 лёгких танков Т-70. Изначально она нацеливалась на Харьков, но развитие событий заставило ввести её в бой в ходе отражения немецкого наступления. Острие главного удара 5-й гвардейской танковой армии приходилось на 10-километровый участок фронта между хутором Сторожевое и рекой Псёл в 2 км юго-западнее Прохоровки. Вместе с 18-м и 29-м ТК действовали гвардейские 42-я стрелковая и 9-я воздушно-десантная дивизии 5-й гвардейской армии. В это же время начала наступление и ударная группировка врага – 2-й танковый корпус СС обергруппенфюрера СС П. Хауссера. В его составе было не менее 531 танка и самоходных орудия.** Началось крупнейшее в истории встречное танковое сражение, в котором с обеих сторон участвовало около 1.200 танков и самоходных орудий. На сравнительно небольшом участке местности столкнулись две лавины танков. Бригады первого эшелона 5-й гвардейской танковой армии, стреляя сходу, лобовым ударом врезались в боевые порядки немецких войск, стремительной сквозной атакой, буквально пронзив наступающего противника. Управление в передовых частях и подразделениях обоих сторон было нарушено. Поле накрыла сплошная пелена дыма и пыли, вздыбленной взрывами и гусеницами более тысячи танков с земли. Именно этот бой позже назвали встречным танковым сражением, а поле, на котором он произошёл «танковым полем». Однако в этот день во встречные танковые бои были втянуты и немецкие 48-й и 3-й танковые корпуса и 1-я танковая армия Катукова и танковые и механизированные корпуса Воронежского фронта, приданные 6-й, 7-й гвардейским армиям и 69-й армии. Прохоровское сражение в этот день достигло своей кульминации.

Такой поворот событий оказался неожиданным для обеих сторон, но в результате танковая схватка «в куче», когда боевые порядки частей смешались, оказалась выгодней для советских танкистов. Бой шёл на минимальных дистанциях. Преимущество немцев в средствах связи и дальности стрельбы исчезло. Более того. Оказалось, что механизм поворота башни на «Тиграх» работает плохо. Немцы не успевали вовремя поймать в прицел наши скоростные и манёвренные Т-34. Те же, прячась в клубах дыма и пыли, и складках холмистой местности сближались с вражескими танками на минимальные дистанции и расстреливали «Тигры» с дистанции пистолетного выстрела в борта и корму. Обе стороны сражались с предельным ожесточением. В этот день только на «танковом поле» под Прохоровкой наши танкисты совершили 20 танковых таранов.

Мощный и внезапный удар советских танкистов оказался для противника большой неожиданностью. Сражение характеризовалось частым и резким изменением обстановки, активностью, решительностью и большим разнообразием форм и способов боевых действий. На одних направлениях развернулись встречные бои, на других — оборонительные действия в сочетании с контратаками, на третьих — наступление с отражением контратак.

Наиболее успешно наступал 18-й танковый корпус, которым командовал генерал Б. С. Бахаров. Сломив ожесточенное сопротивление противника, его соединения к вечеру 12 июля продвинулись на 3 км. 29-й танковый корпус под командованием генерала И. Ф. Кириченко также преодолел сопротивление гитлеровцев и к исходу дня продвинулся на 1,5 км. Противник был вынужден отойти в район Грезное. 2-й гвардейский танковый корпус перешел в атаку в 10 часов утра, сбил прикрытие гитлеровцев и начал медленно продвигаться в направлении Ясной Поляны. Однако противник, создав превосходство в силах и средствах, остановил наши войска, а на отдельных участках и потеснил их.

5-я гвардейская армия правофланговыми соединениями преодолела сопротивление вражеских войск и вышла к северной окраине Кочетовки, а на левом фланге вела оборонительные бои на реке Псёл.

Одновременно ожесточенные бои продолжались и южнее Прохоровки. 3-й танковый корпус противника продолжал начатое ночью наступление из района Мелехово на Прохоровку. Однако сводный отряд генерала Труфанова во взаимодействии с соединениями 69-й армии не только приостановил продвижение врага на север к Прохоровке, но и почти полностью отбросил его в исходное положение. В боях в районе села Ржавец с обеих сторон приняли участие около 300 танков и самоходных орудий.

12 июля 1943 года западнее и южнее Прохоровки во встречных сражениях участвовало около 3.000 танков и самоходных орудий. 6-я гвардейская и 1-я танковая армии, хотя и приняли участие в контрударе, продвинулись на незначительную глубину. Это объясняется главным образом недостатком времени, которым располагали войска для подготовки к контрудару, и недостаточным артиллерийским и инженерным обеспечением.

В сражении под Прохоровкой советские воины проявили мужество, отвагу, высокое боевое мастерство. Огромные потери, понесенные в этом сражении немецко-фашистской армией, окончательно истощили ее силы. Только на «Танковом поле» под Прохоровкой противник за 12 июля потерял около 320 танков, до 100 орудий и миномётов, 350 автомобилей и более 10.000 солдат и офицеров убитыми.

Потери 5-й гвардейской танковой армии в тот день тоже были значительными и составили 1.366 убитыми и пропавшими без вести, и 2.383 ранеными солдат и офицеров было сожжено 164 танка и самоходки (94 Т-34, 50 Т-70, 9 Мк.IV “Cherchill”, 8 Су-122, 3 Су-76), подбито 180 машин (125 Т-34, 39 Т-70, 8 Мк.IV “Cherchill”, 5 Су-122, 3 Су-76 )
Всего же с 12 по 16 июля 1943 г. Потери 5-й гвардейской танковой армии в тот день составили 2.240 убитыми, 1.157 пропавшими без вести, и 3.510 ранеными. Было сожжено 334 танка и самоходки (222 Т-34, 89 Т-70, 12 Мк.IV “Cherchill”, 8 Су-122, 3 Су-76), находилось в ремонте 212 подбитых машин (143 Т-34, 56 Т-70, 7 Мк.IV “Cherchill”, 3 Су-122, 3 Су-76). Уничтожено 240 автомобилей, 15 орудий, 53 противотанковых орудия, 12 зениток, 51 миномёт.

Однако сама 5-я гвардейская танковая армия нанесла противнику ещё большие потери. За то же время убито 15.620 солдат и офицеров противника. Уничтожено 552 танка и самоходных орудия, в том числе 93 Pz.Kpfw.VI(H)E “Tiger”, 769 автомобилей, 55 самолётов, 45 артбатарей, 29 миномётных батарей, 7 складов.
(ЦАМО, ф.203, оп.2851, д.24, л. 451-455)

Удар советских войск под Прохоровкой и на других участках Курской дуги был настолько мощным, что уже 13 июля немецкое командование вынуждено было отказаться от замысла окружения советских войск на Курской дуге и принимать срочные меры по организации обороны. Правда, еще в последующие три дня противник сделал несколько попыток улучшить занимаемые позиции, но они закончились безрезультатно. Более того, под натиском Красной Армии немцы не смогли удержать захваченные позиции и были вынуждены 16 июля начать отступление. Принять такое решение противнику пришлось еще и вследствие тяжелого положения, создавшегося в районе Орла, где в это время успешно наступали войска Западного, Брянского и Центрального фронтов.

19 июля командование немецких войск пришло к окончательному выводу, что продолжение операции “Цитадель” невозможно. Группа армий «Юг» потерпела поражение и в Прохоровском сражении и в наступлении под Курском. Операция «Цитадель» закончилась крахом. Немцы перешли к обороне, но не смогли сдержать натиск советских войск и 19 июля начали отход на исходные позиции. Однако это было лишь началом катастрофы на Курской дуге...





promo lytkin_pavel july 27, 2016 21:05 10
Buy for 20 tokens
Какое-то время капитализм на территории СССР ещё просуществует. Не знаю сколько, но едва-ли слишком долго. Но не об этом хотелось бы говорить в предложенном материале, а об экономике СССР, точнее о структуре советского экспорта. На следующий день встанет вопрос – как нам жить? Как…

?

Log in

No account? Create an account